ОБ УНЫНИИ. Часть 2. Онлайн-беседа родителей, потерявших детей, с отцом Сергием (Безчасным) 19 февраля 2017 года.

Собеседница-3: Я до этого хотела спросить по поводу того, что мы не успели покрестить мою девочку. Это меня тоже приводило в уныние. Но Вы ответили на этот вопрос. Спасибо Вам большое! Еще меня в очень большое чувство уныния вводит то, что я не знаю, как там моя доченька? Она же такая маленькая была, всего 5 дней. С кем она? И конечно, я надеюсь на милость Бога, и что ей там хорошо. Но меня еще мучает вопрос, когда я к ней приду (если Бог даст, и я ее увижу), узнает ли она меня? Будет ли она знать, что я ее мама, что я ее люблю?

Отец Сергий: Ваши слова подсказывают, что Вы ее очень любите, забыть ее не можете. А раз Вы ее забыть не можете, значит и она Вас забыть не может. Но душа не вырастает с точки зрения качества. Она вырастает только с количественной точки зрения. То есть, она приобретает какие-то знания, умения, навыки. Но они необходимы только для земной жизни. Там не нужны будут слесари, там не нужны будут банкиры. Там нужны будут люди, которые, с точки зрения Бога, совершенствуются в духовном смысле. Как это будет, апостол Павел не объясняет. Он говорит, что это будет такое понятие, которое описать человеческим языком невозможно. Вы говорите, что тоскуете по дочери, переживаете, значит, Вы ее любите. А раз Вы ее любите, этот язык любви будет понятен, потому что на этом языке разговаривают ангелы. У кого-то из святых отцов сказано так: «Если человек живет как животное, для него Бог кажется жестокими и немилосердным. Если он живет как человек, ему кажется Бог лживым и подлым. А если он живет как ангел, то ему Бог кажется благим и совершенным». Если эти три степени жизни мы будем относить к себе, то, чем выше мы будем с точки зрения морали, нравственности, духа жить, тем более мы будем видеть в Боге именно благость. Не мы первые, не мы последние; миллионы детей уходят от нас не по нашей воле. Они все, несмотря на свой маленький возраст, получают райское блаженство, потому что они ни в чем невиноваты. Виноваты обстоятельства, виновата земная жизнь и виноваты люди. Но эти дети ведь ни в чем невиноваты. Они будут испытывать ту радость, которую нам будут передавать. Для того мы и остались на этой Земле, чтобы за них переживать. Но это должен быть язык любви и радости. Когда Христос пришел на Землю, вифлиемские младенцы были убиты римскими солдатами. И Церковь почитает этих младенцев. Их 14 тысяч. Они были первыми святыми еще до прославления Христа. Поэтому эти мои слова я не просто выдумал, они подтверждаются «Священным Писанием» и Священным Преданием. Это правда, что ни один вифлиемский младенец не был крещен. Но все мы их почитаем как святых. Из этого мы знаем, что все младенцы в раю. А раз они в раю, то и мы будем в раю.


Собеседница-5:
Я еще хочу сказать, если можно, об одном виде уныния. Бывает вид уныния безотчетный, когда просто силы заканчиваются моральные, а следом за ними и физическое бездействие наступает. Вроде надо себя заставить пойти и что-то сделать, но такое состояние, что просто сидишь, и заканчиваются силы.

Отец Сергий: Вы про себя говорите?

Собеседница-5: Конечно, про себя.

Отец Сергий: Скажите мне пожалуйста, сколько раз в году Вы причащаетесь?

Собеседница-5: Сегодня я как раз причащалась. Я иконописец. Вообще, я делаю это довольно часто. У меня есть духовник. Но это одна из основных сложностей в моей духовной борьбе.

Отец Сергий: Я Вам говорю, как только Вы испытываете то, что сейчас описали, сразу идите на причастие.

Собеседница-5: Сейчас полегче.

Отец Сергий: Нет, удары будут, понимаете. У Иоанна Лествичника написано, что, как только ты становишься на путь борьбы, ты должен быть готов к унынию до самого своего последнего часа. Потому что здесь уныние и борьба – слова синонимы. Знаете, когда человек в монашество постригается или женится, он практически сравнивается с мучеником. На венчании поются молитвы «Святые мученицы, иже добре страдавше и венчавшеся». Имеется ввиду, что люди готовятся на мученический подвиг. То, что они потом не выдерживают – это уже другой разговор. Например, за 1000 лет существования России такого количества разводов никогда не было. А за 25 лет после падения Советского Союза официально подсчитано 40 миллионов разводов, представляете себе? Поэтому люди не выдерживают друг друга. Вчера они любили, обнимались, целовались, а сегодня друг друга ненавидят. Потому что через уныние не прошли и у Бога не попросили помощи. Духом они не преобразились и попались на живца, который дьявол расставляет каждому. Поэтому, если Вы чувствуете уныние, через себя, без всякие обоснования, лучше идти только к причастию, потому что там, как говорит Златоуст: «Господь приходит даже для недостойных». Но если ты осознаешь свое недостоинство, Бог обязательно тебя сделает достойным, потому что он очищает твою скверну греха, твое уныние и обвиняет дьявола. Я средневековым языком объяснил; но когда человек испытает на себе результаты веры, он поймет языком практика то, что я сейчас сказал. Ведь, когда люди любят друг друга, они шепотом разговаривают. А когда они ненавидят друг друга, они кричат, но только друг друга не понимают. Поэтому Бог с нами в церкви разговаривает шепотом. И когда мы этот шепот слышим, мы понимаем, как это радостно и благостно. Поэтому, чем чаще мы падаем, тем больше мы должны подниматься. Разница между грешником и праведником только в том, что грешник упадет и не поднимется, а праведник упадет и поднимется. Как говорит «Писание»: «Праведник семь раз упадет и семь раз поднимется». Поэтому, как только уныние наступает, другого выхода нет – идем в церковь, причащаемся и надеемся на Бога.

Собеседница-6: Отец Сергий, Вы не могли бы помочь? Дело в том, что мой приход к Богу, к сожалению, сопровождается большими страхами. Я совершенно четко понимаю, почему (в духовном смысле) не стало моего ребенка, за что это. И понимаю, что произошедшее – единственный способ приблизить меня к Богу, потому что до этого я занималась исследовательской деятельностью, и мне казалось, что это совершенно никак не сочетается с верой в Бога, что Его нет. Теперь мне сложно. Возникает страх перед Богом как перед карателем, о котором Вы говорили. Я рада, что пришла к Нему, что мой сын на Небесах, что он с Богом, что он чист и безгрешен. Но при этом мне страшно за будущее. Здесь эгоистический мотив. Мне кажется, что я чуть ли ни не помою посуду (утрированно), и при следующей попытке родить ребенка возникнет что-то такое ужасное и страшное. Что бы Вы посоветовали? Как с этим бороться?

Отец Сергий: Это, прежде всего, от недоверия к тому, что Бог существует. То есть, Вы в этом сомневаетесь. Поэтому включается как бы 50/50, «вот здесь я как бы уверена, а тут включается сознание, что я думаю, что вряд-ли он есть». И отсюда происходит падение. Это как у апостола Петра. Помните, когда он говорит: «Господи, разреши мне пойти к тебе по воде!» И он пошел по воде. А потом увидел, что под ним бездна, и думает: «Как же я иду? Как же это? Как же законы физики? Как же это все работает?», и начал тонуть. Также и в жизни нашей: только мы собираемся куда-то пойти, а дьявол начинает нам свою бурю устраивать. И когда мы дойдем до середины озера, только хочется к Богу прийти, и тут начинаются сомнения всякие, отчаяние. И поэтому можно себя только укрепить: «Господи, верую, что Ты есть. Я доверяю всему, что происходит». Потому что Бог зла не сотворил. Зло – это отсутствие добра. Злые силы, которые нас окружают, – невидимые и подлые. С ними разговаривать невозможно, договориться нельзя. Поэтому можно только верить, что Бог победит это зло. Это только в нашей вере. Понимаете, рационально это доказать нельзя. Помогут только усилие воли и бесконечная преданность тому, что мир создан не случайно, не хаотично, а именно со смыслом, который нам станет известен, когда мы покинем земное бытие и станем совершенными существами. Но это возможно только в будущем. Поэтому, лучше уже сейчас доверять Богу, не нужно этого бояться, и укреплять себя таинствами, которые мы называли. Других способов нет. Они сверхъестественные помощники. Это как таблетки, которые мы принимаем для того, чтобы побороть какой-нибудь вирус, с которым самостоятельно человек не может бороться. Но верить в выздоровление надо. Если человек не верит в выздоровление, он и от гриппа умрет. А если он верит, то на 90% он выздоравливает из-за веры и только на 10% ему помогают таблетки.

Собеседница-4: Если я правильно поняла, собеседница-6 говорила о страхе перед Богом, перед наказанием.

Отец Сергий: Так я и говорю, оно же не постоянно – то чувство. Оно периодически возникает. А когда возникает, это значит, что мы начинаем сомневаться в Боге. Если это страх, значит, мы думаем, что Бога нет, потому что Он не может послать такие испытания. А значит, мы отрицаем Его Сущность как благого Бога. Бог не может нагнетать на нас этот страх. Если мы ему доверяем, то не можем испытывать страх. Испытываем страх мы именно со стороны дьявола. Мы забываем, что Бог сильнее, начинаем поддаваться власти дьявола. От этого у нас возникает сомнение, и мы начинаем бояться. Дьявол же тоже Бога боится, но пытается все равно с ним играть в кошки-мышки. Он не признает Его власть, не признает Его Волю, он всегда ему мешает, пытается подставить Ему ножку в деле спасения. А Бог по своей благости не может его уничтожить, иначе тогда не будет смысла в свободной воле. Он дает дьяволу проявить себя и нам дает проявить себя. Но, если мы поддаемся дьяволу, мы, конечно, испытываем страх, страх животный. То есть (утрируя и переводя на современный язык), если вы прыгаете с самолета, вы должны быть уверены, что парашют вы складывали сами, и если вы дернете за кольцо, он обязательно раскроется. Потому что иначе вы не сможете прыгнуть с самолета, если вы не доверяете парашюту.

Собеседница-3: У меня вопрос. Вы сказали про страхи и уныние. Я очень боюсь. Мы хотим еще детей. Не взамен ушедшей нашей девочке. Мы хотели всегда много детей. Но я боюсь из-за того, что у меня столько раз не получалось все это. Может быть, Бог просто не хочет давать нам детей? Может быть, нам лучше просто смириться и не пытаться больше? Я боюсь, что это все повторится. Это очень страшно.

Отец Сергий: Это всегда вопрос индивидуальный. И, если у Вас есть духовник, этот вопрос, конечно, надо с ним обсуждать. Но я Вас уверяю, Вы должны относиться к этому, как к тому, что Вы должны, а будет, как будет. Знаете, как говорят: «Будет как будет, а будет как Бог даст». Поэтому, говорить о том, что где-то что-то не так может быть – это должно быть не с нашей точки зрения. Если Вы хотите детей, значит, это желание Ваше и Ваши стремления на благо направлены. А как уж там получится – это не от Вас зависит. Здесь все равно должно быть доверие к Богу. Поэтому, если Вы доверяете, то вы должны доверять не только тогда, когда Вам хорошо и у Вас все есть, а и когда Вы умираете даже. Потому что, если Бог сказал, что Вы умрете, то он и сказал, что Вы оживете. У Бога-то нет невозможного. Когда мы говорим о Боге, мы должны говорить о Боге всемогущем, вездесущем, слышащем то, что нам полезно, и действующим для нашей пользы. Поэтому, если мы испытываем желание выполнить заповедь Божью «Плодитесь и размножайтесь», мы должны пытаться.

Собеседница-1: Все понятно. Вопрос только, как всему этому научиться?

Отец Сергий: Для этого жизнь и дана. Это не один урок. Это жизнь. Поэтому падать и подниматься – это наша с вами доля плачевная. Кто-то говорит, что хочет изучать православие и пошел на курсы. Но вы знаете, вы не изучите так богословие. Если вы даже дачу себе заведете, и сад с цветами будете выращивать, вы больше богословие постигнете, потому что тогда вы будете заниматься творческим процессом. А там теория. Знаете, самый выдающийся богослов, – дьявол. Он такие академии позаканчивал, что нам с вами и не снилось. Единственное, что из этой грамотности ничего не выходит. Он никого не любит. И это страшно.

Собеседница-3: Это я сказала, что записалась на православный интернет-курс. Это как воскресная школа для взрослых.

Отец Сергий: Я понимаю, но мне жалко вашего времени. Поэтому и говорю: если вы займетесь цветоводством, больше пользы будет. Время же ограничено. Григорий Богослов, по-моему, сказал: «Когда я устаю от молитвы, я выхожу в сад и занимаюсь созерцанием и постигаю благость Божию». В городах тяжелая жизнь, поэтому лучше все-таки завести себе живые растения. Это большее богословие будет. Я из практики говорю, потому что знания умножают скорби. Также Соломон говорит: «Знание надмевает, а любовь назидает», поэтому нам нужно назидать друг друга, а не превозноситься, что «я знаю, а ты не знаешь». Ну, подумаешь, человек не знает Второго Вселенского Собора, ну и что? Зато он знает, как любить свою жену, как любить своих детей и воспитывать в них трудолюбие или еще что-то. Вот это молодец. А если он будет читать нам лекции, – сейчас можно по интернету на любой вопрос ответ получить.

Собеседница-4: Очень интересное и неожиданное замечание.

Собеседница-3: У меня еще вопрос. Отец Сергий, мы с мужем сейчас начали воцерковляться. Мы до этого верили, но поверхностно. Скажем так, это было легковерие. А сейчас мы стали ходить чаще в храм, причащаться, молиться. У меня даже поменялись темы разговоров. Мне многое неинтересно из того, что раньше интересовало меня. Я не могу встречаться с подружками, потому что мне неинтересно, например, хождение по магазинам. И многие люди считают, что я становлюсь фанатиком. Они говорят: «Мы тоже верим, но не нужно так фанатично к этому относиться». А я не думаю, что я фанатик. Где заканчивается вера и начинается фанатизм?

Отец Сергий: Даже словосочетание, которое Вы употребляете «я начинаю воцерковляться» –уже говорит о том, что Вы немножко с точки зрения фарисейской поступаете. Что такое воцерковляться? Это значит примиряться с Церковью. Каждый человек, который грешит, расцерковляется, а приходя на исповедь, он принимается Церковью обратно, он уже церковный человек. Поэтому забудьте это слово «я немножко воцерковляюсь». Вы уже воцерковлены. Если Вы будете снисходить к немощам близких и иметь строгое отношение к себе, тогда у Вас фанатизм не наступит. А если Вы будете строго поступать по отношению к другим и очень мягко по отношению к себе, тогда будет фанатизм. Что я имею ввиду? «Ты в храм не ходила. Ты печку не топила. Тебе не дам. А я вот ходила, я молилась. Я молодец». Понимаете, это фанатизм. А снисхождение к ближним и строгость по отношению к себе – это уже есть святость. Как кто-то из святых отцов сказал: «Пожалей и не осудишь». Мы должны научиться жалеть людей, которые не пришли к познанию истины. Их нам должно быть жалко. Но эта жалость должна быть не такая, что поскорбели и забыли. Нужно молиться о тех людях, которые еще не понимают, в чем любовь Божья проявляется. Если Вы будете рассуждать с точки зрения любви, снисхождения, то никто Вас фанатичкой не посчитает. А если будете рассуждать, что я сегодня с тобой не разговариваю, потому что у меня пост, тогда посчитает. У старца Паисия есть такой пример, когда он говорит, что такое любовь. Любовь – это когда ко мне приходят, а я стою на молитве. Я открываю дверь и спрашиваю, что им нужно, и сажаю их вместе со мной пить чай. Прерываю молитву, а потом продолжаю, когда они уходят. А фанатизм – это когда они знают, что я читаю молитву, они стучат, а я не открываю, я все равно молюсь-молюсь-молюсь. А потом открываю, – а они ушли. Вот это уже будет фанатизм.

Собеседница-3: Я стала чаще обращаться к Богу, чаще молиться. Я не осуждаю тех, кто этого не делает. Я всегда говорю, что человека к вере может привести только Бог. И все, что я могу сделать – это помолиться за этого человека, чтобы Бог помог прийти к Нему.

Отец Сергий: Правильно.

Собеседница-3: Я имею ввиду, что они считают, что я слишком часто хожу в церковь, слишком часто молюсь.

Отец Сергий: А какое они имеют право Вам указывать? Вы же проявляете к ним великодушие?

Собеседница-3: Да.

Отец Сергий: Ну и все. Если Вы проявляете к ним великодушие, что бы они ни говорили, как бы они вас ни критиковали, это их жизнь. Это уже свара получается, когда они смотрят на Вашу личную жизнь и начинают Вам говорить, куда ходить, куда не ходить. Это как Соломон говорит: «Сварливую женщину заставить молчать – это все равно, что заставить молчать капель в дождливый день». Люди же тоже бывают такие.

Собеседница-3: Спасибо большое всем за конференцию! Было очень поучительно. Мне очень понравилось! Спасибо отцу Сергию за то, что он так терпеливо отвечал на наши вопросы, на мои, в частности!

Отец Сергий: Помогай Бог.

часть 1

Материалы Беседы предоставлены Группой поддержки родителей, потерявших детей
Огромная благодарность Инне С. за расшифровку аудиозаписи


  • Просмотров: 268

Комментарии (0) :

Нет добавленных комментариев...

Добавить комментарий:

NETDO.RU

Самому бесплатно создать сайт
Написать нам