Святитель Феофан Затворник

Скорби родителей при потере детей

* * *
Милость Божия буди с вами!
Не поскорбеть — нельзя не поскорбеть. И скорби. Это так натурально, что и Господь, везде сый, смотря на вашу скорбь, не оскорбится, что с болезнию сердца встречаете то, что Он, конечно, по любви к вам, благоволил послать вам. Так скорбите, но в меру, — по-Иовлевски. У него целых десять детей зараз взято… Конечно, и он скорбел, но не давал скорби своей разливаться до безмерности, препобеждая ее благодушием, из преданности в волю Божию рождавшимся. «Господь даде, Господь отъят. Яко Господеви изволися, тако бысть». Напрягайтесь и вы взойти до такой же преданности, — и если ея недостанет, вопийте ко Господу, близь сущему и скоропослушному, — и Он подаст.

Вы сами указали источник, откуда следует черпать утешение, — из той веры, что дети ваши живы и находятся в лучшем положении, нежели, как были у вас на отеческих и материнских руках. Они не лишены и общения с вами, но бывают при вас. — Я думаю, что они очень изумляются, видя, что вы плачете, и спрашивают друг друга: чего плачут папа и мама? Нам так хорошо. Мы к ним не хотим, а хотим, чтобы они скорей к нам переходили.

Горе ваше по отошедшим увеличивается обманчивым представлением их по смерти! Воображаем их, как лежат в гробе, как в сырую и мрачную опущены землю… А на деле ведь так бывает, что как душа вышла из тела, так идет особо от тела. Там ее, в той особенности и воображать надо, — «в месте светле и прохладне». А мы себя терзаем — почти что попусту. Извольте себя успокаивать понемногу, и совсем успокоитесь. Не забудьте и благодарение Богу возслать, ибо за все надо Бога благодарить. Желаю вам в этом полного успеха. Бог всякой утехи да утешит вас Своим отеческим утешением.

Да чему мы и учились? Надо показать и Богу, и людям, что не на воздух же твердили вам божественные истины. Благослови вас Господи и утешь.
Ваш богомолец Е. Феофан

* * *
Милость Божия буди с вами!
Что горько, то горько… Об этом нечего… И опять скажу вам: горюйте в меру. Пройдите сердцем обетования нашей светлой веры, и сколько вы почерпнете из ней созерцаний в утешение скорби вашей?! Или не верите, что Бог лучше вас знает, что для вас с супругою и для детей ваших душеполезно?

Или полагаете, что Бог забыл о вас, и пропустил случившееся с вами без внимания, и оно случилось без особого направления во благо вам? Или вы у Бога пасынок и падчерица… а не сын и дщерь?! Вы уткнули свое внимание все на горестную сторону дела… и не узреваете Божией в том о вас попечительности?! А она действительно есть…

Не осязаете ее?! Она такова и есть, не осязаема в настоящем… а узреваема после. Воскресите же веру… и, как река, польются оттуда утешения.

Расскажу вам случай… В СПб одна большая барыня… потеряла троих детей, умненьких, миленьких, благонравных, — особенно старшая была благоговейного настроения и умела молиться… Мало тут горя?! Но этого мало. Спустя немного и мужа лишилась… и этого мало: осталась ни с чем…

Горю не было предела. Мужалась, предаваясь молитвам в волю Божию. Но скорбь грызла… Наконец смиловался Господь, и в утешение послал сон… Видит мужа в полусумрачном состоянии. Спрашивает: «Что тебе, как?»

— «Ничего, — говорит, — милостив Господь. Но надо потерпеть, пока отойдет эта мгла». — «А дети?» — «Дети там… — указывая на небо, сказал он»,
— «А Маша?» (это старшая, лет 5-ти) — «Машу посылает Бог на землю утешать скорбящих…»

С тех пор отошла скорбь. Так видели, где дети-то? И ваши там. Попали б они туда, если б живы остались? Так вам, родителям, чего же лучше желать для детей?! И установитесь в этой мысли… что участь детей ваших устроилась наилучшим образом… И перестаньте скорбеть. Ведь и сами помрете… Будет кому встречать вас… а, пожалуй, и защищать… даруй вам Господи всякого утешения.
Ваш богомолец Е. Феофан

* * *
Милость Божия буди с вами!
Плачьте, плачьте!
В этом нет ничего неестественного и укорного.
Диво было бы, если бы мать не плакала о смерти дочери. Но при этом надо знать меру: не убиваться и не забывать тех понятий о смерти и умерших, которые даются нам христианством.

Умерла! Не она умерла, умерло тело: а она жива, и так же живет, как и мы, только в другом образе бытия.
Она и к вам приходит и смотрит на вас. И, надо полагать, дивится, что вы плачете и убиваетесь, ибо ей лучше.
Тот образ бытия выше нашего. Если бы она явилась и вы попросили бы ее войти опять в тело, она ни за что не согласилась бы.

Зачем же вам вступать с нею в такое разногласие?
Желать того, что ей противно?
Какая тут будет любовь?

Нельзя не пожалеть, что не пришлось вам лишний раз взглянуть в очи ее, последнее услышать слово от нее, последнее дать ей объятие материнской любви...
Ну вот и поплачьте. Только все немножко. Телесные ее очи закрылись, а душевными она смотрит; смотрите и вы на нее душою своею.

Не воображайте ее в могиле. Там ее нет, там тело ее; а она вне, и теперь, может быть, при вас стоит. Язык ее замолк, но она не лишена возможности говорить вам в сердце.

Внимайте и услышите: "Мамочка, не тужи и не убивайся. Я с тобою и мне очень хорошо!" Отвечайте же и вы ей: "Ну слава Богу, что тебе лучше". Объятия ее застыли, не прострутся более. Но она собою, как душа, может объять душу вашу и так же тепло, как теплы обычные объятия. Отвечайте же и вы спокойною, немятущеюся памятию о ней...

Вот и все. Благослови вас Господи и утеши.
Ваш богомолец Е. Феофан




Комментарии (0) :

Нет добавленных комментариев...

Добавить комментарий:

NETDO.RU

Самому бесплатно создать сайт
Написать нам